Расположение

Москва, ул.Гамалеи, д.15

м. Щукинская, авт/марш. №100 и №681
до ост. "Клиническая больница №86"

Пристройка к поликлинике 1 этаж
Отделение лучевой диагностики

Эл. почта:
[email protected]

 
  • Под контролем
    Под контролем

    Федерального
    медико-биологического
    агентства
  • Профессиональные снимки
    Профессиональные снимки

    на современном томографе
  • Удобное расположение
    Удобное расположение

    рядом с метро Щукинская
  • МРТ коленного сустава 4000 руб
    МРТ коленного сустава 4500 руб.
  • Предварительная запись
    Предварительная запись,
    что исключает ожидание в очереди
  • Возможность получения заключения на CD
    Возможность получения
    результатов на CD

Записаться
на приём

+7 (495) 942-38-23 (МРТ коленного сустава, денситометрия)

+7 (903) 545-45-60 (МРТ остальных зон)

+7 (903) 545-45-65 (КТ)

С 9.00 до 15.00

По рабочим дням

 


 

Лекции по мрт молочных желез


Мастер-класс "Курс мультимодальной визуализации молочной железы"

Дата проведения: 17.06.2019 - 19.06.2019

Место проведения: г. Санкт-Петербург ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова» Минздрава России

Ссылка на регистрацию

Лекторский состав

1. Артемьева Анна Сергеевна, к.м.н., заведующий патологоанатомическим отделением, врач-патологоанатом ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова» Минздрава России, г. Санкт-Петербург.

2. Башлык Виктория Олеговна, врач-патологоанатом ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова» Минздрава России, г. Санкт-Петербург.

3. Берг Мария, к.м.н., врач отделения лучевой диагностики университетской клиники Куопио, Финляндия.

4. Бессонов Александр Алексеевич, к.м.н., врач-онколог хирургического отделения опухолей молочной железы ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова» Минздрава России, г. Санкт-Петербург.

5. Бусько Екатерина Александровна, к.м.н., старший научный сотрудник отделения лучевой диагностики ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова» Минздрава России, доцент НК И ОЦ «Лучевая диагностика и ядерная медицина» СПБГУ, г. Санкт-Петербург.

6. Елисеева Ксения Александровна, врач-рентгенолог, врач ультразвуковой диагностики ГБУЗ «Московский клинический научный центр имени А.С. Логинова» ДЗМ Филиал «Маммологический центр» (Клиника Женского Здоровья).

7. Костромина Екатерина Викторовна, к.м.н., научный сотрудник отделения лучевой диагностики ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова» Минздрава России, доцент кафедры лучевой диагностики и биомедицинской визуализации ФП и ДПО СПбГМУ, г. Санкт-Петербург.

8. Крживицкий Павел Иванович, к.м.н., заведующий отделением радионуклидной диагностики, врач-радиолог ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова» Минздрава России, г. Санкт-Петербург.

9. Криворотько Петр Владимирович, д.м.н., заведующий отделением онкологии и реконструктивно-пластической хирургии – врач-пластический хирург ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова» Минздрава России, г. Санкт-Петербург.

10. Кудайбергенова Асель Галимовна, к.м.н., врач-патологоанатом патологоанатомического отделения с прозектурой ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова» Минздрава России, г. Санкт-Петербург, старший научный сотрудник лаборатории клинической цитологии отдела патологической анатомии опухолей человека НИИ клинической онкологии ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» Минздрава России, г. Москва.

11. Кузнецов Андрей Валентинович, главный специалист по ультразвуковому оборудованию АО «Канон Медикал Системз», г. Москва.

12. Куплевацкая Дарья Игоревна, к.м.н., врач-рентгенолог, заведующая отделением лучевой диагностики ЛДЦ МИБС, заместитель главного врача по диагностической работе, Санкт – Петербург.

13. Мазо Михаил Львович, к.м.н., старший научный сотрудник Национального центра онкологии репродуктивных органов ФГБУ «МНИОИ им. П.А. Герцена» Минздрава России, доцент кафедры клинической маммологии, лучевой диагностики и лучевой терапии ФПК МР РУДН, г. Москва.

14. Маттиас Дитцель, д.м.н., доцент университетской клиники Эрланген, Германия.

15. Меских Елена Валерьевна - д.м.н., заведующий лабораторией рентгенологических, ультразвуковых и рентгенохирургических технологий в маммологии ФГБУ «РНЦРР» Минздрава России, г. Москва.

16. Мищенко Андрей Владимирович, д.м.н., заведующий отделением лучевой диагностики ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова» Минздрава России, г. Санкт-Петербург.

17. Паскаль Бальцер, д.м.н., доцент, Венский медицинский университет, Австрия.

18. Петрова Анна Сергеевна, врач-рентгенолог ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова» Минздрава России, г. Санкт-Петербург.

19. Прокопенко Сергей Павлович, к.м.н., заведующий отделением комплексной и интервенционной радиологии в маммологии Национального центра онкологии репродуктивных органов ФГБУ «МНИОИ им. П.А. Герцена» Минздрава России, профессор кафедры клинической маммологии, лучевой диагностики и лучевой терапии ФПК МР РУДН, г. Москва.

20. Пучкова Ольга Сергеевна, врач-рентгенолог отделения лучевой диагностики ФГАУ ЛРЦ Минздрава России, г. Москва.

21. Салмина Наталья, к.м.н., руководитель направления рентгендиагностики GE Healthcare, г. Москва.

22. Сафронова Ольга Борисовна, к.м.н., заведующий отделением лучевой диагностики №1, врач высшей категории, доцент кафедры лучевой диагностики СПб СЗГМУ им. И.И. Мечникова, г. Санкт-Петербург.

23. Семиглазов Владислав Владимирович, д.м.н., врач-онколог общего медицинского отдела ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова» Минздрава России, врач онколог-маммолог, заведующий кафедрой онкологии Санкт-Петербургского Государственного Медицинского Университета им. акад. И.П. Павлова, г. Санкт-Петербург.

24. Семиглазова Татьяна Юрьевна, д.м.н., доцент, заведующий научным отделом инновационных методов терапевтической онкологии и реабилитации ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова» Минздрава России, г. Санкт-Петербург.

25. Серебрякова Светлана Владимировна, д.м.н., заведующая кабинетом МРТ Клиники № 1 ФГБУ ВЦЭРМ им. А.М. Никифорова МЧС России, Санкт- Петербург.

26. Фисенко Елена Полиектовна, д.м.н., главный научный сотрудник ФГБУ «Российский Научный Центр Хирургии им. академика Б. В. Петровского» РАМН, г. Москва.

27. Черная Антонина Викторовна, к.м.н., врач-рентгенолог отделения лучевой диагностики ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова» Минздрава России, г. Санкт-Петербург.

28. Шумакова Татьяна Анатольевна, к.м.н., заведующий отделением магнитно-резонансной томографии СПБ НИИ Скорой Помощи им. И.И. Джанелидзе, г. Санкт-Петербург.

29. Якимов Александр Олегович, заведующий отделением лучевой диагностики ГБУЗ МЗ МО Красногорской городской больницы №1, г. Красногорск.

30. Якобс Ольга Эдмундовна, д.м.н., старший научный сотрудник Национального центра онкологии репродуктивных органов ФГБУ «МНИОИ им. П.А. Герцена» Минздрава России, г. Москва, доцент кафедры клинической маммологии, лучевой диагностики и лучевой терапии ФПК МР РУДН, г. Москва.

17 июня

8.30-8.55

Регистрация участников

8.55-9.00

Приветственное слово
Беляев Алексей Михайлович, Семиглазов Владимир Федорович

9.00-9.20

Основы лучевой анатомии молочной железы.
Корреляция патоморфологических снимков и лучевой картины

В лекции будут освещены особенности лучевой анатомии молочных желез при ультразвуковом, маммографическом и МР-исследованиях. Особое внимание будет уделено сопоставлению лучевой картины и патоморфологических данных.
Пучкова Ольга Сергеевна

9.25-9.45

Морфологическая классификация доброкачественных образований молочной железы.
Целью лекции является знакомство слушателей с современной гистологической классификацией доброкачественных новообразований молочной железы.
Артемьева Анна Сергеевна

9.50-10.10

Рентгенологическая картина доброкачественных образований молочной железы (Томосинтез, контрастная МГ, дуктография).
Цель лекции – демонстрация возможностей диагностики доброкачественных образований молочной железы при помощи различных рентгенологических методик.
Черная Антонина Викторовна

10.15-10.35

Мультипараметрическая ультразвуковая картина доброкачественных образований молочной железы.
Лекция даст слушателям представление о методиках мультипараметрического УЗИ, возможностях и критериях их применения в диагностике доброкачественных образований молочных желез.
Фисенко Елена Полиектовна

10.40-11.00

Виды лечения доброкачественных образований молочной железы под ультразвуковым контролем.
В данном докладе будет подробно изложена информация о видах и возможностях лечения доброкачественных образований молочной железы под УЗ контролем. Будет уделено внимание тонкостям выполнения данных манипуляций.
Прокопенко Сергей Павлович

11.05-11.25

Факторы риска развития рака молочной железы.
Наследственный рак молочной железы.

Мультимедийная презентация осветит такую тему как наследственный рак молочной железы. Так же в своем сообщении лектор коснется факторов риска развития рака молочной железы.
Бессонов Александр Алексеевич

11.30-12.00

Перерыв

12.00-12.20

Радиологические, цитологические и морфологические категории: принципы выделения и применения при исследовании злокачественных образований молочных желез
Целью лекции является знакомство слушателей с современной морфологической и цитологической классификацией злокачественных новообразований молочной железы.
Кудайбергенова Асель Галимовна

12.25-12.45

Лучевая картина протоковой карциномы in situ (DCIS)
В презентации будут освещены различные методы лучевой диагностики, а также их место и роль в диагностике Са in situ. Лектор поделится опытом, обратит внимание на сложности и нюансы.
Якобс Ольга Эдмундовна

12.50-13.10

Рентгенологическая картина инвазивного рака с учетом биологических подтипов (цифровая МГ, томосинтез, контрастная МГ).
В данной лекции изложена информация о различных рентгенологических методиках, их достоинствах и недостатках, в диагностике различных злокачественных образований молочных желез. Многолетний опыт лектора позволит обратить внимание слушателей на важные нюансы в использовании того или иного метода.
Меских Елена Валерьевна

13.15-13.35

Мультипараметрическая ультразвуковая диагностика инвазивного рака молочной железы
Мультимедийная презентация познакомит слушателей с ультразвуковой картиной инвазивного рака и иных злокачественных образований молочной железы.
Особое внимание будет уделено соноэластографии, будут обсуждены методология и нюансы выполнения данного исследования.
Бусько Екатерина Александровна

13.40-14.00

Плотная молочная железа: подходы к скринингу в мире.
Целью лекции является знакомство слушателей с понятием плотной молочной железы. Лектор подробно осветит различные подходы, применяемые в мире для диагностики данного варианта современной морфологической классификацией злокачественных новообразований молочной железы.
Салмина Наталья Николаевна
Спонсорский доклад при поддержке компании GE Healthcare
Не входит в программу для НМО

14.05-14.25

Последние научные новости и достижения в онкомаммологии. Материалы международных конгрессов ASCO; St. Galen 2018-2019.
В докладе лектор поделится последними научными новостями и достижениями в онкомаммологии. Будут представлены данные крупнейших международных онкологических обществ.
Семиглазов Владислав Владимирович

14.30-14.50

Контрастная спектральная маммография.
Цель лекции – познакомить слушателя с методикой контрастной спектральной маммографии. В докладе уделено внимание перспективам развития данной технологии, будут обсуждены достоинства и недостатки.
Черная Антонина Викторовна

14.55-15.15

Последние научные новости и достижения в визуализации молочной железы. Материалы международных конгрессов EUSOBI; ESR 2018-2019
В докладе лектор поделится последними научными новостями и достижениями в диагностике заболеваний молочных желез. Будут представлены данные крупнейших международных радиологических обществ.
Бусько Екатерина Александровна

15.20-15.40

Практические вопросы выбора МРТ и УЗД в диагностике рака молочной железы
Якимов Александр Олегович
Спонсорский доклад при поддержке компании Siemens Healthineers
Не входит в программу для НМО

15.45-16.30

Перерыв

16.30-20.30

Мастер класс
УЗИ соноэластография
Трепан биопсия; вакуумно-аспирационная биопсия

Мастер класс будет включать в себя демонстрацию работы на УЗ сканерах экспертного уровня с применением различных методик: компрессионной эластографии, эластографии сдвиговой волны, методики картирования микрососудистого русла с высоким пространственно-временным разрешением (SMI), функцию определения микрокальцинатов (MicroPure), а также выполнение трепан и вакуумно-аспирационной биопсии на фантомах. У слушателей будет возможность выполнить новейшие методики собственноручно, а также поучиться выполнять интервенционные процедуры под контролем опытных врачей.

18 июня

8.55-9.00

Организационная информация
Мищенко Андрей Владимирович, Бусько Екатерина Александровна

9.00-9.20

Виды лучевой навигации при биопсии образований молочной железы категории BI-RADS 4.
Для слушателей будут представлены основные виды и техники проведения навигации при биопсии образований молочной железы.
Мазо Михаил Львович

9.25-9.45

Оценка местного распространения (мультифокальная, мультицентричная, формы рака молочной железы).
Цель лекции – представление современных методов лучевой оценки местного распространения различных форм рака молочной железы.
Черная Антонина Викторовна

9.50-10.10

Радионуклидные методы диагностики рака молочной железы.
Знакомство с технологией радионуклидной диагностики рака молочной железы. Возможности и ограничения.
Крживицкий Павел Иванович

10.15-10.35

Виды хирургического лечения рака молочной железы
Представление принятых техник оперативных вмешательств при раке молочной железы. Виды реконструкций молочной железы. Какие данные лучевой диагностики нужны хирургу для успешного проведения операции.
Криворотько Петр Владимирович

10.40-11.00

Зачем знать биологические подтипы рака молочной железы.
Перспективы лекарственной терапии РМЖ

Представление слушателям различных классификаций патоморфологической оценки ответа опухоли молочной железы на неоадъювантной химиотерапии. Башлык Виктория Олеговна

11.05-11.25

Патоморфологическая оценка ответа опухоли на неоадъювантную химиотерапию. Классификация по Miller & Payne. Система RCB.
Представление слушателям различных классификаций патоморфологической оценки ответа опухоли молочной железы на неоадъювантной химиотерапии.
Башлык Виктория Олеговна

11.30-11.50

Лучевая оценка ответа опухоли на неоадъювантную химиотерапию. Система RECIST 1.1
В данной лекции представлен алгоритм оценки лучевых изображений у пациенток на фоне проведения неоадъювантной химиотерапии. Представлена современная система RECIST 1.1 в качестве оценки эффективности лечения при РМЖ.
Петрова Анна Сергеевна

12.00-12.30

Перерыв

12.30-12.50

Лучевые параллели и пересечения: ММГ-УЗД
Мультимодальный подход в диагностике рака молочной железы. Перспективы и возможности.
Сафронова Ольга Борисовна

12.55-13.15

Лучевая диагностика послеоперационных изменений и рецидива рака молочной железы.
В данной презентации будет представлен опыт наблюдения за пациентками после комбинированного лечения по поводу рака молочной железы. Будет обращено внимание на особенности лучевой картины и дифференциальной диагностики послеоперационных изменений и рецидива рака молочной железы.
Бусько Екатерина Александровна

13.20-13.50

Лучевая диагностика осложнений после аугментации молочных желез имплантами
Цель данной лекции познакомить слушателей с рекомендациями и основными сложностями в визуализации имплантов молочных желез при различных методах лучевой диагностики.
Шумакова Татьяна Анатольевна

13.55-14.15

Breast Cancer Screening in Finland
Marja Berg
Целью доклада является освещение опыта скрининга рака молочной железы в Финляндии.
Спонсорский доклад при поддержке компании Планмед
Не входит в программу для НМО

14.20-14.40

Лучевая диагностика патологии молочной железы у детей
В лекции будет представлен опыт наблюдения патологических изменений молочных желёз у пациентов детского и подросткового возраста. Основные методы лучевой диагностики, необходимые для установления диагноза.
Костромина Екатерина Викторовна

14.45-15.05

Методика автоматизированного ультразвукового сканирования (ABUS). Клинические случаи из практики.
В ходе мультимедийной презентации специалисты узнают о автоматическом ультразвуковом сканировании. Познакомятся с методикой исследования данного метода и показаниями.
Елисеева Ксения Александровна
Спонсорский доклад при поддержке компании GE Healthcare
Не входит в программу для НМО

15.10-15.30

Лучевая диагностика патологии молочной железы у мужчин.
Цель данной лекции- познакомить слушателей с лучевой картиной гинекомастии и рака молочной железы у мужчин
Костромина Екатерина Викторовна

15.35-15.55

Современные ультразвуковые технологии.
В ходе мультимедийной презентации специалистов познакомят с новыми технологиями Canon Medical Systems.
Кузнецов Андрей Валентинович
Спонсорский доклад при поддержке компании Canon
Не входит в программу для НМО

15.55-16.30

Перерыв

16.30-20.30

Мастер класс
Во второй день слушатели продолжат знакомиться с ультразвуковыми технологиями и особенностями проведения биопсии под ультразвуковым наведением.
Также слушатели узнают о методике проведения контрастной спектральной маммографии и будут учувствовать в разборе клинических примеров.
На рабочих маммографических станциях слушателям представят мультимодальные клинические случаи

19 июня

10:00-10:15

Приветственное слово

10:15-10:35

Система BI-RADS для МРТ молочных желез
Лекция ставит целью познакомить слушателей со шкалой BIRADS и ее применением при интерпретации МРТ изображений. Серебрякова Светлана Владимировна

10:35-10:55

Роль и место МРТ в алгоритме мультимодальной диагностики рака молочной железы.
Лекция ознакомит слушателей с основными показаниями для проведения МРТ молочных желез; будут рассмотрены клинические случаи с применением мультимодального подхода.
Куплевацкая Дарья Игоревна

10:55-11:15

Возможности МРТ в дифференциальной диагностике послеоперационных изменений и местного рецидива рака молочной железы.
Лекция ставит целью осветить основные трудности лучевой картины при дифференциальной диагностике послеоперационных изменений и рецидива рака молочной железы и возможные варианты решения данной диагностической задачи с помощью МРТ.
Серебрякова Светлана Владимировна

11:15-11:45

Диагностические критерии. Анализ изображений. Интерпретация данных. Написание протокола МРТ молочной железы.
Лекция ознакомит слушателей с основными принципами интерпретации изображений МРТ молочных желез, научит корректно излагать полученные данные в протоколе описания.
Дитцель Маттиас

11:45-12:15

Техника проведения, особенности и показания к биопсии образований молочной железы под МР наведением.
Слушатели познакомятся с основными видами и техниками проведения биопсии образований молочной железы под контролем МРТ.
Бальцер Паскаль

12:15-12:45

Перерыв

12:45-14:45

Мастер класс по МРТ молочной железы
Проводится в двух параллельных группах.
Практическое обучение, включающее МР сканирование в режиме реального времени и интерактивное обсуждение результатов.
Дитцель Маттиас, Бальцер Паскаль

14:45-15:45

Перерыв

15:45-17:45

Интерактивная дискуссия
Разбор клинических случаев из клинической практики лекторов.
Дитцель Маттиас, Бальцер Паскаль

17:45-18:15

Перерыв

18:15-19:15

Интерактивная дискуссия
Разбор клинических случаев из клинической практики слушателей.

У слушателей есть уникальная возможность проконсультировать клинические случаи из своей практики у ведущих мировых специалистов.
Для этого просим подготовить клинический случай в виде презентации на флеш-носителе.
Дитцель Маттиас, Бальцер Паскаль

19:15-19:30

Заключение


www.niioncologii.ru

МРТ МОЛОЧНЫХ ЖЕЛЕЗ

Радиология и радиохирургия // МРТ молочных желез

Магнитно-резонансная томография молочных желез

Магнитно-резонансная томография (МРТ) молочных желез – это неинвазивный диагностический метод исследования послойной визуализации тканей молочных желез, основанный на использовании свойств мощного магнитного поля. С помощью этого метода возможно выявление опухолевого очага, уточнение распространенности процесса, диагностика метастазов, разрыва или утечки грудных имплантов.

Преимущества проведения МРТ молочных желез

  • МРТ позволяет выявлять патологические очаги, скрытые костными образованиями и поэтому невидимые для других методов визуализации.
  • МРТ с успехом применяется при обследовании плотной молочной железы, особенно у молодых женщин, а также грудных имплантатов, маммографическое обследование которых нередко затруднено.
  • МРТ эффективно выявляет небольшие патологические очаги в молочной железе, которые при маммографии иногда не видны.
  • МРТ, в дополнение к маммографии, успешно используется при обследовании женщин из группы высокого риска развития рака молочной железы.
  • МРТ обладает доказанной диагностической ценностью для целого спектра заболеваний, в том числе при выявлении рака молочной железы и определении стадии опухоли, особенно при неэффективности других методик визуализации (маммография, УЗИ и др.).
  • МРТ приобретает все большую популярность как метод ранней диагностики рака молочной железы, наряду с традиционной рентгеновской маммографией.
  • Если подозрительный очаг обнаруживается только на МР-томограмме, возможна его биопсия под МРТ-контролем.
  • Контрастный материал, который используется при МРТ, намного реже вызывает аллергические реакции, чем контраст на основе йода, применяемый при традиционной рентгенографии и КТ-сканировании.

 

Показания к проведению МРТ молочных желез

МРТ молочных желез не является заменой маммографии или ультразвукового исследования, а скорее дополняет данные методики в некоторых важных областях медицины, таких как:

  • Скрининг, то есть активное обследование, женщин из группы высокого риска развития рака молочной железы. МРТ является подходящим диагностическим инструментом при обследовании женщин из группы высокого риска рака молочной железы, особенно на фоне отягощенного семейного анамнеза. Отягощенный семейный анамнез подразумевает развитие рака молочной железы у матери или сестры пациентки в возрасте до 50 лет. Также это могут быть двоюродные сестры или тетки, в том числе родственницы с раком яичника. Семейный анамнез пристально изучается радиологом или лечащим врачом, который принимает решение о необходимости использования МРТ с целью скрининга.
  • Дальнейшее обследование патологических образований, плохо различимых на маммограмме. В некоторых случаях патологические образования, выявленные при маммографии, на дополнительных рентгеновских снимках или при УЗИ оценить трудно. В подобных редких случаях используется МРТ, которая позволяет точно сказать о необходимости проведения биопсии или возможности обычного динамического наблюдения.
  • Оценка состояния тканей после проведенной ранее лампэктомии по поводу рака молочной железы. Нередко маммография или УЗИ не позволяют отдифференцировать друг от друга рубцовую ткань и очаг рецидива рака молочной железы. При обнаружении каких-либо изменений в области проведенной лампэктомии (по данным маммографии или объективного осмотра) врач назначает МРТ, что позволит отличить естественное созревание тканей рубца и рецидив рака.
  • Наблюдение за пациентками, получавшими неоадъювантную химиотерапию. В некоторых случаях перед хирургическим лечением рака молочной железы назначается химиотерапия. В таких ситуациях МРТ позволяет оценить эффективность проведенной химиотерапии и сокращение объема опухоли, которую предстоит далее удалить хирургически.
  • Оценка состояния имплантатов молочной железы. МРТ является наилучшим способом диагностики разрыва силиконового имплантата молочной железы.
  • Определение стадии рака молочной железы после постановки данного диагноза.

 

МРТ молочных желез после постановки диагноза рака проводится со следующими целями:

  • Определение размера опухоли и ее распространения на подлежащие мышцы.
  • Выявление других очагов рака в той же молочной железе или необнаруженных ранее очагов в противоположной железе.
  • Выявление увеличенных лимфатических узлов подмышечной области, что может служить признаком распространения на них злокачественной опухоли.

 

Противопоказания к проведению МРТ молочных желез

Обеспечить получение высококачественных снимков позволяет лишь совершенно неподвижное положение пациентки во время исследования и, при необходимости, задержка дыхания в момент снятия изображения. Тревога, сильный страх или боль могут помешать пациентке лежать спокойно во время процедуры.

Адекватно разместиться в традиционном МРТ-сканере бывает сложно грузным пациенткам.

Получение четких снимков может быть затруднено при наличии имплантата или другого металлического объекта в/на теле пациентки. Подобный эффект оказывает и движение пациентки.

Не рекомендуется беременным женщинам проведение исследования, за исключением случаев медицинской необходимости.

В некоторых случаях доброкачественные (нераковые) образования захватывают контрастный материал, что выглядит как яркие пятна на снимке. В подобных ситуациях радиолог может разграничить между собой доброкачественную и злокачественную ткань. Однако такое возможно не всегда, что требует УЗИ или биопсии подозрительного участка. Если дополнительное исследование показывает отсутствие рака, то результат МРТ рассматривается как ложно-положительный.

Подготовка к проведению МРТ молочных желез

Пациентке разрешается придерживаться привычного распорядка дня и принимать пищу и лекарственные препараты в установленном порядке, если только врач не скажет обратное.

Поскольку проведение МРТ может потребовать введения в кровоток контрастного материала, то врач-радиолог или медицинская сестра всегда спрашивает пациентку о наличии какой-либо аллергии, в том числе на йод или контрастные материалы для рентгенологического исследования, лекарства, пищу или факторы окружающей среды, а также о наличии бронхиальной астмы. При МРТ используется такой контрастный материал, как гадолиний, который не содержит йода, и реже вызывает какие-либо побочные или аллергические реакции.

Радиологу необходимо знать о любых заболеваниях, которыми страдает пациентка, а также о недавно перенесенных операциях. Некоторые заболевания, такие как тяжелые болезни почек, исключают использование контраста при МРТ. При наличии почечной патологии перед МРТ-исследованием необходимо сдать анализ крови, который позволит оценить работу почек.

Женщина всегда должна предупреждать врача-радиолога о возможности беременности. МРТ беременным женщинам следует проводить только в тех случаях, когда возможная польза от исследования перевешивает возможные риски. Беременным противопоказано введение контрастного материала.

При наличии клаустрофобии (боязни замкнутых пространств) или сильной тревоги пациент может попросить у врача легкий успокоительный препарат перед исследованием.

Все ювелирные изделия и другие украшения желательно оставить дома или снять перед исследованием. Нахождение металлических и электронных объектов в процедурном кабинете не допускается, поскольку они могут повлиять на работу магнита. К подобным объектам относятся:

  • Ювелирные изделия, часы, кредитные карты и слуховые аппараты, которые могут получить повреждение во время исследования.
  • Булавки, заколки для волос, металлические зажигалки и подобные им металлические предметы, которые вызывают деформацию МР-изображения.
  • Съемные зубные протезы.
  • Ручки, складные ножи и очки.
  • Пирсинг.

 

В большинстве случаев проведение МРТ для пациентов, в организме которых находятся металлические имплантаты, безопасно, за исключением отдельных их видов. Проходить МРТ или находиться в зоне проведения исследования, за исключением случаев специального разрешения со стороны радиолога или технолога, осведомленного о наличии имплантата, запрещено лицам со следующими устройствами:

  • Встроенный кардиостимулятор.
  • Кохлеарный имплантат.
  • Некоторые виды клипс, которые используются при аневризмах головного мозга.
  • Некоторые виды металлических устройств (стентов), которые устанавливаются внутри сосудов.

 

О наличии медицинских или электронных приборов в организме обязательно нужно сообщить радиологу, поскольку эти устройства могут повлиять на ход исследования и несут риск, который зависит от их типа и силы магнита. К примерам таких приборов относятся, но не ограничены ими:

  • Искусственные клапаны сердца.
  • Установленные порты для введения лекарственных препаратов.
  • Установленные электронные устройства, в том числе водитель сердечного ритма.
  • Протезы конечностей или металлические эндопротезы суставов.
  • Установленный нейростимулятор.
  • Металлические пластинки, винты, штифты, стенты или хирургические скобки.

 

В целом, металлические объекты, которые используются в ортопедической хирургии, никакого риска при проведении МРТ не несут. Тем не менее, недавно проведенное эндопротезирование какого-либо сустава может потребовать другое исследование. Если врач сомневается в присутствии металлических объектов в организме пациента, то возможно проведение диагностической рентгенографии. Рентгенологическое исследование перед МРТ также требуется всем пациентам с металлическими объектами в тех или иных частях тела или органах. Важно уведомить радиолога или технолога о наличии пуль, шрапнели или других металлических элементов, которые могли попасть в организм в результате несчастного случая. Красители, которые используются для нанесения татуировок, могут содержать железо и нагреваются во время МРТ. Однако серьезную трудность это представляет редко. На пломбы и брекеты магнитное поле влияния обычно не оказывает, но данные элементы могут искажать изображения при МРТ головы и лица, поэтому о них всегда необходимо сообщить радиологу.

Метод проведения МРТ молочных желез

На время исследования медицинская сестра может попросить пациентку надеть больничную рубашку. Если собственная одежда пациентки свободна, удобна и не имеет металлических элементов, то разрешается находиться и в ней.

МРТ может проводиться как амбулаторно, так и в ходе госпитализации пациента. Ассистент радиолога размещает пациента на подвижном столе. Положение тела закрепляется с помощью ремней и специальных валиков, которые помогают пациенту лежать неподвижно. При проведении МРТ молочных желез пациентка ложится на живот, лицом вниз, на специально разработанную для данной процедуры платформу. Платформа снабжена отверстиями для молочных желез, что позволяет получить снимки, не сдавливая их. Все электронное оборудование, необходимое для получения изображений, уже встроено в платформу. Важно в течение всего исследования сохранять неподвижность. Легче всего добиться этого, расположившись на процедурном столе максимально удобно и расслабившись. Активное напряжение мышц с целью сохранения положения тела может только навредить. О наличии любого дискомфорта важно уведомить технолога или врача-радиолога, поскольку любое неудобство увеличивает вероятность движений во время исследования.

Если МРТ проводится с единственной целью убедиться в целостности или разрыве имплантата молочной железы, то введение контрастного материала не требуется. В любых других случаях необходимо внутривенное введение контраста. МРТ молочной железы без использования контрастного материала не позволяет диагностировать рак. При необходимости применения контраста во время исследования медицинская сестра вводит в вену на руке катетер. К катетеру может быть подключен флакон с физиологическим раствором. Раствор обеспечивает постоянную промывку системы, что предотвращает ее закупорку до введения контрастного материала.

После всех приготовлений стол пациента перемещается внутрь магнита, а радиолог и средний медицинский персонал на период исследования покидают процедурный кабинет.

При необходимости использования контрастного материала он вводится внутривенно после исходной серии снимков. Во время или после инъекции врач получает дополнительную серию изображений.

После завершения исследования врач просит пациента подождать до окончания анализа полученных изображений, поскольку может потребоваться дополнительная серия снимков. Внутривенный катетер извлекается.

Процедура МРТ тела состоит из множества последовательностей (серий) снимков, каждая из которых занимает несколько минут. Процесс получения снимков ткани молочных желез в целом занимает от 30 минут до часа, а вся процедура завершается в течение примерно полутора часов.

В ходе МРТ возможно проведение магнитно-резонансной спектроскопии, которая позволяет оценить биохимические процессы внутри клеток. Данное исследование дополнительно занимает около 15 минут.

Что следует ожидать во время и после исследования

В большинстве случаев МРТ совершенно безболезненно. Некоторые пациентки испытывают дискомфорт из-за необходимости лежать неподвижно во время исследования. У других пациенток возможен приступ клаустрофобии (боязни замкнутых пространств). Поэтому для тревожных пациенток врач предлагает успокоительные препараты.

В течение исследования возможно местное повышение температуры обследуемого участка тела, и это нормально. Однако если данное явление сильно беспокоит пациентку, о нем важно сообщить врачу. Важно, чтобы в момент снятия изображений (от нескольких секунд до нескольких минут единовременно) пациент лежат абсолютно неподвижно. В ходе некоторых исследований врач просит пациентку задержать дыхание. Понять, что съемка изображений началась, помогает постукивание или щелчки, которые издает магнит при создании высокочастотных импульсов. Между сериями снимков можно немного расслабиться, однако все же необходимо стараться сохранять положение тела, по возможности не двигаясь. Пациентке могут быть предложены наушники или беруши, которые подавляют громкий стук и гудение сканера во время съемки изображений. Наушники пациентка имеет право попросить и сама. МРТ-сканер снабжен системой кондиционирования воздуха и хорошо освещен. В некоторых центрах во время исследования включается спокойная музыка.

Во время исследования пациентка находится в процедурном кабинете в одиночестве. Тем не менее, радиолог может все время видеть, слышать и разговаривать с пациенткой по системе двусторонней связи. Персонал во многих диагностических центрах разрешает оставаться в комнате родственникам или друзьям пациентки до самого начала исследования. Однако потом им необходимо выйти, чтобы избежать воздействия магнитного поля.

При введении контрастного материала в норме возникает ощущение прохлады или прилива крови, которое длится пару минут. Некоторый дискомфорт пациентка испытывает при постановке и снятии внутривенного катетера, который может оставить кровоизлияние под кожей. Редко в месте введения иглы на коже возникает раздражение. Некоторых пациенток беспокоит металлический привкус во рту после инъекции контрастного материала.

Если процедура не сопровождалась применением седативных препаратов, то восстановительный период после нее не требуется. Возвращение к привычной жизнедеятельности и нормальному питанию возможно сразу после исследования.

Производители контрастных материалов не рекомендуют кормить ребенка грудью в течение 24-48 часов после внутривенного введения контраста в организм матери.

Риски проведения МРТ молочных желез

При соблюдении соответствующих правил безопасности МРТ практически не несет каких-либо рисков.

При использовании седативных препаратов имеется риск их передозировки. Поэтому ассистент радиолога тщательно следит за показателями жизнедеятельности пациента.

При введении контрастного материала имеется небольшой риск развития аллергической реакции. У некоторых пациенток отмечаются: тошнота и местная боль. Редко возникает аллергическая реакция на контрастный материал, и появляется крапивницы, зуд глаз или другие проявления аллергии. О возникновении симптомов аллергической реакции необходимо сообщить врачу. Радиолог или медицинская сестра сразу же окажут необходимую помощь.

(495) 545-17-44 - клиники в Москве и за рубежом

ОФОРМИТЬ ЗАЯВКУ на ЛЕЧЕНИЕ

radiology.su

Магнитно-резонансная томография в диагностике непальпируемого рака молочной железы Текст научной статьи по специальности «Клиническая медицина»

биологической структуры хронического эндометрита у пациенток с трубно-перитонеальной формой бесплодия и неудачными попытками экстракорпорального оплодотворения. Гинекология. 2009; (3): 31-34. [Ovsyannikova T.V., Kamilova D.P., Feoktistov A.A. Evaluation of frequency, morphological and microbiological structure of chronic endometritis in female patients with tubular-peritoneal infertility and in vitro fertilization failures. Ginekologiya. 2009; (3): 31-34. (In Russ.)]

3. Петров Ю.А., Радзинский В.Е., Калинина Е.А. и др. Возможности таргентной терапии хронического эндометрита с учётом патоморфотипа. Мед. вестн. Юга России. 2015; (4): 71-75. [Petrov Yu.A., Radzin-skiy V.E., Kalinina E.A. et al. Opportunities of target therapy of chronic endometritis with patogonia. Meditsinskiy vestnik Yuga Rossii. 2015; (4): 71-75. (In Russ.)]

4. Петров Ю.А. Микробиологические детерминанты хронического эндометрита. Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Серия: Естественные науки. 2011; (6): 44-50. [Petrov Yu.A. Microbiological determinants of chronic endometritis. Izvestiya vysshikh uchebnykh zavedeniy. Severo-Kavkaz-skiy region. Series: Estestvennye nauki. 2011; (6): 44-50. (In Russ.)]

5. Петров Ю.А. Эффективность сонографической диагностики хронического эндометрита. Вестн. Рос. ун-та Дружбы народов. Серия: Медицина. 2011; (S5): 248-253. [Petrov Yu.A. Efficacy of sonographic diagnosis of chronic endometritis. Vestnik Rossiyskogo universiteta Druzhby na-rodov. Series: Meditsina. 2011; (S5): 248-253. (In Russ.)]

6. Петров Ю.А. Гистероскопическая характеристика эндометрия женщин с ранними репродуктивными потерями. Вестн. Рос. ун-та Дружбы народов. Серия: Медицина. 2011; (S5): 243-247. [Petrov Yu.A. Hysteroscopic characteristics of endometrii for women with early-term pregnancy losses. Vestnik Rossiysko-go universiteta Druzhby narodov. Series: Meditsina. 2011; (S5): 243-247. (In Russ.)]

7. Радзинский В.Е., Оразмурадов А.А. Ранние сроки беременности. Изд. 2-е, испр. и доп. М.: Медиа-бюро. Статус презенс. 2009; 480 с. [Radzinskiy V.E., Orazmuradov A.A. Rannie sroki beremennosti. (Early pregnancy.) 2nd ed. Moscow: Mediabyuro. Status prezens. 2009; 480 p. (In Russ.)]

8. Радзинский В.Е., Петров Ю.А., Полина М.Л. Эффективность импульсной электротерапии в комплекс-

УДК 618.19-006: 616-073.75: 616-073.756.8

ном лечении больных хроническим эндометритом. Казанский мед. ж. 2012; 93 (1): 72-76. [Radzinskiy V.E., Petrov Yu.A., Polina M.L. The clinical effectiveness of impulse electrotherapy in the complex treatment of patients with chronic endometritis. Kazanskiy meditsinskiy zhurnal. 2012; 93 (1): 72-76. (In Russ.)]

9. Andrews W.W., Hauth J.C., Cliver S.P. et al. Association of asymptomatic bacterial vaginosis with endometrial microbial colonization and plasma cell endometritis in nonpregnant women. Am. J. Obstet. Gynecol. 2006; 195 (6): 1611-1616.

10. Beruchashvili M., Gogiashvili L., Datunashvili E. et al. Morphological peculiarities of endometrium in chronic endometritis associated with bacterial vaginosis. Georgian Med. News. 2010; (181): 59-63.

11. Böhme L., Albrecht M., Riede O. et al. Chlamydia trachomatis-infected host cells resist dsRNA-induced apoptosis. Cell. Microbiol. 2010; 12 (9): 1340-1351.

12. Cicinelli E., De Ziegler D., Nicoletti R. et al. Chronic endometritis: correlation among hysteroscopic, histologic, and bacteriologic findings in a prospective trial with 2190 consecutive office hysteroscopies. Fertil. Steril. 2008; 89 (3): 677-684.

13. Glukhova E.V., Cherkasov S.V., Sgibnev A.V., Bukharin O.V. Characteristics of microecological disturbances during endometritis. J. Microbiol. Epidemiol. Immunobiol. 2009; (4): 93-96.

14. Johnston-MacAnanny E.B., Hartnett J., Engmann L.L. et al. Chronic endometritis is a frequent finding in women with recurrent implantation failure after in vitro fertilization. Fertil. Steril. 2010; 93 (2): 437-441.

15. Kasius J.C., Fatemi H.M., Bourgain C. et al. The impact of chronic endometritis on reproductive outcome. Fertil. Steril. 2011; 96 (6): 1451-1456.

16. Maybin J.A., Critchley H.O., Jabbour H.N. Inflammatory pathways in endometrial disorders. Mol. Cell. Endocrinol. 2011; 15 (335): 42-51.

17. Mishra K., Wadhwa N., Guleria K. et al. ER, PR and Ki-67 expression status in granulomatous and chronic non-specific endometritis. Obstet. Gynecol. Res. 2008; 34 (3): 371-378.

18. Reighard S.D., Sweet R.L., Vicetti M.C. et al. Endometrial leukocyte subpopulations associated with Chlamydia trachomatis, Neisseria gonorrhoeae, and Trichomonas vaginalis genital tract infection. Am. J. Obstet. Gynecol. 2011; 205 (4): 324-327.

© 2017 Ватанха и др.

МАГНИТНО-РЕЗОНАНСНАЯ ТОМОГРАФИЯ В ДИАГНОСТИКЕ НЕПАЛЬПИРУЕМОГО РАКА МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ

Сузан Сабир кызы Ватанха*, Сади Акиф оглы Сарыев Национальный центр онкологии, г. Баку, Азербайджан Поступила 07.10.2016; принята в печать 01.11.2016.

Реферат DOI: 10.17750/KMJ2017-34

Цель. Оценка чувствительности магнитно-резонансной томографии в диагностике рака молочной железы при её использовании после рентгеновской маммографии и ультразвукового исследования молочных желёз.

Методы. В обследуемую группу вошли 70 пациенток с непальпируемыми образованиями молочной железы, у которых при осуществлённых ранее исследованиях (рентгеновской маммографии и ультразвуковом исследовании молочных желёз) были выявлены изменения молочной железы. Магнитно-резонансная томография была проведена на аппарате Siemens Magnetom Avanto с мощностью магнитного поля 1,5 Тл.

Результаты. Наиболее часто непальпируемые образования диагностировали в возрастной группе 45-60 лет (60,0%), несколько реже — в возрастной группе 39-45 лет (22,9%), у больных в возрастной группе 61-69 лет — в 10,0% (7 больных). У 7,1% больных возраст был старше 70 лет. Все впервые обнаруженные непальпируемые опухоли молочной железы подвергали морфологической верификации. При совместном использовании дан-

Адрес для переписки: [email protected] 34

ных маммографии, сонографии, магнитно-резонансной томографии и стереотаксической биопсии диагноз был установлен у 100% больных. При магнитно-резонансной томографии с контрастным усилением не выявлена зависимость показателей чувствительности, специфичности и точности от плотности тканей молочной железы.

Вывод. Магнитно-резонансная томография служит высокочувствительным методом диагностики при уточнении изменений, выявленных при рентгеновской маммографии и ультразвуковом исследовании молочных желёз.

Ключевые слова: рак молочной железы, диагностика, магнитно-резонансная томография, рентгеновская маммография, чувствительность.

MAGNETIC RESONANCE IMAGING IN THE DIAGNOSIS OF NONPALPABLE BREAST CANCER

S.S. Vatankha, S.A. Saryev

National Cancer center, Baku, Azerbaijan

Aim. To analyze sensitivity of magnetic resonance imaging (MRI) in the diagnosis of breast cancer when used after mammography and breast ultrasound.

Methods. The study included 70 patients with nonpalpable breast lesions who had changes of breast tissue found at previous studies (mammography and breast ultrasound). MRI was performed with the use of Siemens Magnetom Avanto with magnetic field 1.5 Tl.

Results. Most frequently nonpalpable lesions were diagnosed in 45 to 60-year old patients (60%), a little rarer — in 39 to 45-year old patients (22.9%), in patients at the age of 61 to 69 — in 10.0% (7 patients). 7.1% patients were over 70. All first detected nonpalpable lesions of breast were biopsied for morphological verification. With the combined use of mammography, sonography, MRI and stereotactic biopsy the diagnosis was made in 100% patients. MRI with contract enhancement showed no relation between sensitivity, specificity and reliability and density of breast tissues.

Conclusions. MRI is considered a highly sensitive method of diagnosis and identification of changes found at mammography and breast ultrasound.

Keywords: breast cancer, diagnosis, magnetic resonance imaging, mammography, sensitivity.

По результатам эпидемиологических исследований, проведённых N. Cabioglu и со-авт. (2009), и согласно экспертным оценкам Всемирной организации здравоохранения (2009), в мире ежегодно выявляют до 1 млн случаев рака молочной железы (РМЖ), и с каждым годом этот показатель продолжает увеличиваться. Г.П. Корженкова и соавт. (2011), T. Kim и соавт. (2010) предполагают, что на протяжении жизни 1 из 8 женщин в США заболеет РМЖ и 1 из заболевших РМЖ умрёт [7-9].

Анализ результатов 5-летней выживаемости в Азербайджанской Республике больных РМЖ выявил относительно стабильный уровень, величина которого варьировала в диапазоне 41,5-43,5% (42,7% — средний показатель за 5 лет). В 2015 г. количество больных, находящихся на учёте, составило более 10 000 [1, 11].

В последние годы наиболее перспективным методом диагностики РМЖ была признана магнитно-резонансная томография (МРТ) молочных желёз. При этом, несмотря на широкий диапазон колебаний специфичности данного метода в выявлении РМЖ (от 50 до 90%), Американское онкологическое общество рекомендовало использовать данную методику для ежегодного скрининга женщин с высоким риском РМЖ [10]. Однако высокая себестоимость МРТ молочных желёз является ограничивающим фактором широкого использования методики в практическом здравоохранении [3, 5].

Среди непальпируемых образований могут встречаться как доброкачественные, так и злокачественные новообразования

РМЖ. Как правило, непальпируемый РМЖ имеет размер менее 1,5 см [7].

Целью нашего исследования была оценка чувствительности МРТ в диагностике РМЖ при её использовании после рентгеновской маммографии и ультразвукового исследования.

Непальпируемые опухоли выявляли при динамическом наблюдении за пациентками с различными заболеваниями молочных желёз, но наиболее часто — с диффузной фиброзно-кистозной мастопатией. У 45% больных новообразования были обнаружены при профилактических осмотрах и обследованиях молочных желёз. У 12% пациенток опухоли обнаруживали при обследовании по поводу пальпируемых образований молочных желёз другой локализации либо обследовании по иным причинам. Обследованы 452 женщины, у 78 из них образования были непальпируемыми.

Всем 78 больным были проведены маммография в двух проекциях и ультразвуковое исследование молочных желёз, а 70 больным — дополнительно МРТ молочных желёз с контрастным усилением (у остальных были абсолютные или относительные противопоказания).

МРТ выполняли на аппарате Siemens Magnetom Avanto с мощностью магнитного поля 1,5 Тл. Протокол сканирования включал следующие режимы: Т1-взвешенные изображения в трёх проекциях, а также с контрастным усилением (Magnevist 20 ml, Bayer), Т2-взвешенные изображения в аксиальных проекциях.

Параметры сканирования [9]:

Таблица 1

Диагностические показатели магнитно-резонансной томографии с контрастным усилением в диагностике непальпируемого рака молочной железы в зависимости от плотности тканей

молочной железы

Критерий, % ACR-1 (n=34) ACR-2 (n=14) ACR-3,4 (n=22) Статистическая значимость различий между группами

Чувствительность 100 100 98 p >0,05

Специфичность 96 95 98 p >0,05

Точность 94 96 92 p >0,05

- в Т1-ВИ — TE/TR 1,4/4,5 мс; с задержкой инверсии SPAIR 130 мс; угол поворота 10°; обзор видимости (FOV) 340x340 мм2, размер воксела0,66x0,66x1,6 мм3, восстановленный размер воксела 0,66x0,66x0,80 мм3;

- вТ2-ВИ—TE/TR 59/5000 м; с задержкой инверсии SPAIR 70 мс; угол поворота 90°; обзор видимости (FOV) 320x320 мм2; размер воксела 2,22x2,52x4,00 мм3, восстановленный размер воксела 1,33x1,33x4,00 мм3; b-величина 0, 150, 500 и 1500 с/мм2.

Наиболее часто непальпируемые образования диагностировали в возрасте 45-60 лет (54%, 39 больных). Несколько реже непальпируемые образования обнаружены в возрастных группах 39-45 лет (21%, 14 больных), 61-69 лет (16%, 12 больных). У 5 больных возраст был старше 70 лет. Всего при МРТ было обнаружено 76 непальпируе-мых образований. В 59% случаев (49 человек) образования были обнаружены в правой молочной железе, в 41% — в левой. В 2 случаях был зарегистрирован синхронный рак.

За «золотой стандарт» диагностики была взята прицельная стереотаксичес-кая сог-биопсия (под контролем ультразвукового исследования и рентгеновской маммографии), которая была проведена 34 больным. По результатам гистологического исследования биопсийного материала у 29 больных была выявлена инвазивная, у 5 — неинвазивная форма рака.

Остальным 36 пациенткам была произведена тонкоигольная аспирационная биопсия под контролем ультразвукового исследования. Средний возраст женщин в данной группе составил 49±2 года. При этом у 28 пациенток по результатам морфологического исследования был установлен диагноз инвазивной формы рака, у 8 женщин — неинвазивной формы рака.

При совместном использовании данных маммографии, сонографии, МРТ и стерео-таксической биопсии диагноз был установлен у 100% больных. Следует отметить что у 51 (69%) больной размеры образования 36

были меньше 1,5 см.

При МРТ с контрастным исследованием не выявлена зависимость показателей чувствительности, специфичности и точности от плотности тканей молочной железы. В табл. 1 проанализировано влияние степени рентгенологической плотности молочных желёз на диагностические показатели МРТ железы, сравнивали группы пациенток с различными типами Американского колледжа радиологии (ACR — от англ. American College of Radiology). В 34 (48%) случаях плотность молочной железы была оценена как ACR-1, в 14 (20%) — как ACR-2, в остальных 22 (32%) случаях — как ACR-3, 4.

Основной МРТ-характеристикой опухолей было плохо определяемое звёздчатое образование диаметром не больше 1,5 см с активным накоплением контраста. При этом в большинстве случаев при построении графика «сигнал-время» отмечали II и III типы кривой с длительным сохранением повышенной интенсивности МРТ-сигнала и последующей фазой выведения контрастного вещества. Степень максимального контрастирования достигала 150% [4, 6]. Размеры опухолей колебались от 0,7 до 1,5 см, в среднем составляя 1,1 см.

Всем пациенткам была выполнена гистологическая верификация диагноза. Большинство пациенток подверглись радикальной мастэктомии по методу Пейти (56 женщин, 80%), остальным 14 (20%) пациенткам была выполнена секторальная резекция.

Самый частый гистологический вариант непальпируемого РМЖ — инвазив-ный протоковый рак, он был установлен у 37 (53%) женщин из 70, подвергшихся МРТ. У 22 (31%) больных был верифицирован дольковый рак, у 11 (16%) пациенток был подтверждён диагноз неинвазивного рака. Следует отметить что у 51 (69%) больной размеры образования были меньше 1,5 см, это соответствовало стадиям T1b и T1c.

Результаты исследований были сопо-

Ш

Рис. 1. Магнитно-резонансная томография молочных желёз. В нижнелатеральных квадрантах обеих молочных желёз видны подозрительные очаги с активным накоплением контраста (BI-RADS 4с)

ставлены с классификацией BI-RADS. В 59 (82%) случаях изменения были оценены как BI-RADS 5, в 11 (13%) случаях — как BI-RADS 4с (рис. 1), в остальных случаях — как BI-RADS 4b.

Таким образом, наши показатели чувствительности и специфичности МРТ в диагностике РМЖ малых размеров практически были идентичны многоцентровому исследованию MONET (Nicky HGM Petersetal) [9, 10].

ВЫВОДЫ

1. Магнитно-резонансная томография служит высокочувствительным методом диагностики при уточнении изменений, выявленных при рентгеновской маммографии и ультразвуковом исследовании.

2. При совместном использовании данных маммографии, сонографии, магнитно-резонансной томографии и стереотакси-ческой биопсии диагноз был установлен у 100% больных.

ЛИТЕРАТУРА

1. Алиев Д.А., Джафаров Р.Д., Наджафов Т.А. и др. Сравнительное изучение показателей 5-летней выживаемости у больных люминальным А и люминаль-ным Б РМЖ. Azarbaycan onkologiya va hematologiya jurnali. 2014; (1): 102-104. [Aliev D.A., Dzhafarov R.D., Nadzhafov T.A. et al. Comparative study of 50-year survival of patients with luminal A and luminal B breast cancer. Azarbaycan onkologiya va hematologiya jurnali. 2014; (1): 102-104. (In Azerb.)]

2. Берштейн Л.М. Рак гормонозависимых тканей в системе основных неинфекционных заболеваний человека. СПб.: Эскулап. 2009; 180 с. [Bershteyn L.M. Rak gormonozavisimykh tkaney v sisteme osnovnykh neinfektsionnykh zabolevaniy cheloveka. (Cancer of hormone-dependant tissues in the system of non-infectious human diseases.) Saint Petersburg: Eskulap.

2009; 180 p. (In Russ.)]

3. Бойков И.В. Руководство по лучевой диагностике заболеваний молочных желёз. Под ред. Г.Е. Тру-фанова. СПб.: ЭЛБИ-СПб. 2009; 351 с. [Boykov I.V. Rukovodstvo po luchevoy diagnostike zabolevaniy molochnykh zhelez. (Guidelines for radiological diagnosis of breast diseases.) Ed. by G.E. Trufanov. Saint Petersburg: ELBI-SPb. 2009; 351 p. (In Russ.)]

4. Куликов Е.П., Загадаев А.П. Непальпириумые опухоли молочных желёз. М.: ГЭОТАР-Медиа. 2013; 152 с. [Kulikov E.P., Zagadaev A.P. Nepal'piriumye opukholi molochnykh zhelez. (Nonpalpable breast cancer.) Moscow: GEOTAR-Media. 2013; 152 p. (In Russ.)]

5. Мальчугина Е.Л., Диомидова В.Н., Агафон-кина Т.В. Маммосцинтиграфия в алгоритме лучевой диагностики рака молочной железы. Вестн. Чуваш. гос. ун-та. 2013; (3): 320-327. [Mal'chugina E.L., Diomidova V.N., Agafonkina T.V. Mammoscintigraphy in algorithm radiology of breast cancer. Vestnik Chuvashskogo gosudarstvennogo universiteta. 2013; (3): 320-327. (In Russ.)]

6. Труфанов Г.Е. Руководство по лучевой диагностике заболеваний молочных желёз. СПб.: ЭЛСБИ-СПб. 2009; 229 с. [Trufanov G.E. Rukovodstvo po luchevoy diagnostike zabolevaniy molochnykh zhelez. (Guidelines for radiological diagnosis of breast diseases.) Saint Petersburg: ELBI-SPb. 2009; 229 p. (In Russ.)]

7. Kim S.J., Tanei T., Morimoto K. et al. Association of breast cancer stem cells identified by aldehyde dehydrogenase 1 expression with resistance to sequential paclitaxel and epirubicin-based chemotherapy for breast cancers. Clin. Cancer Res. 2009; 15: 4234-4241.

8. Lee J., Choi H. Diffusion-weighted imaging in breast malignancies: Comparison of different b-value. Eur. Radiology. 2008; 18 (1): 96.

9. Lopez J., Bassett L. Invasive lobular carcinoma of the breast: spectrum of mammographic, US, and MR imaging findings. Radiographics. 2009; (1): 165-176.

10. Peters N.H., Borel Rinkes I.H., Mali W.P. et al Breast MRI in nonpalpable breast lesions: a randomized trial with diagnostic and therapeutic outcome — MONET — study. Radiology. 2007; 8: 149-155.

11. Peters N.H., Borel Rinkes I.H., Zuithoff N.P. et al. Meta-analysis of MR imaging in the diagnosis of breast lesions. Radiology. 2008; 246: 116-124.

12. Qliyev C.Q., Isayev I.H. Bad xassali §i§larin §üa müalicasi: nazari asaslari, tatbiqi, naticalari. Baki. 2012; 890 s.

cyberleninka.ru

Интерпретация маммографии | Портал радиологов

Пнд, 17/05/2010 - 23:54

#1

Не на сайте

Был на сайте: 11 месяцев 2 недели назад

Зарегистрирован: 24.09.2009 - 14:34

Публикации: 1750

Слева в верхненаружном квадранте узловое образование

Втр, 18/05/2010 - 04:08

#2

Не на сайте

Был на сайте: 5 месяцев 2 недели назад

Зарегистрирован: 26.02.2010 - 02:56

Публикации: 278

И справа, параареолярно на границе наружных квадрантов, то - же образование округлой формы с ободком просветления (хорошо видно на обработаных Виктором Владимировичем снимках)

Втр, 18/05/2010 - 15:56

#3

Не на сайте

Был на сайте: 5 лет 4 месяцев назад

Зарегистрирован: 03.02.2010 - 17:17

Публикации: 109

железистые "треугольники" диффузно уплотнены, слева в в/н квадранте и субареолярной зоне округлые образование, и слева аналогичные тоже в субареолярной зоне-  кисты, нужна узи

Втр, 18/05/2010 - 19:14

#4

Не на сайте

Был на сайте: 3 года 3 дня назад

Зарегистрирован: 22.03.2008 - 12:25

Публикации: 333

А есть может у кого-нибудь какие-то лекции по маммографиям в электронном варианте? Презентации? Методички?

Буду благодарен за помощь.

Втр, 22/06/2010 - 17:37

#16

Не на сайте

Был на сайте: 9 лет 9 месяцев назад

Зарегистрирован: 22.06.2010 - 16:58

Публикации: 2

                                                                                                                                                                                                                                                              элект атлас маммограмм (3780 снимков,945 наблюдений) можно его скинуть на почту мне, пожалуйста!!! [email protected] или если это не возможно, то где его можно скачать?

Втр, 22/03/2011 - 19:08

#18

Не на сайте

Был на сайте: 9 лет 2 дня назад

Зарегистрирован: 22.03.2011 - 18:44

Публикации: 2

пожалуйста сбросьте элект атлас- [email protected] или подскажите как скачать. спасибо!

Пнд, 03/12/2012 - 20:39

#21

Не на сайте

Был на сайте: 1 год 1 месяц назад

Зарегистрирован: 20.02.2011 - 21:12

Публикации: 5

Здравствуйте, коллеги. Буду очень благодарна за любые материалы по маммографии, в том числе атлас .Мой ящик  [email protected],      Я только начинаю работать на маммографе. Заранее всем спасибо.

Пнд, 03/12/2012 - 20:51

#23

Не на сайте

Был на сайте: 1 год 3 месяцев назад

Зарегистрирован: 22.03.2008 - 22:15

Публикации: 54900

Пнд, 03/12/2012 - 20:53

#24

Не на сайте

Был на сайте: 1 год 3 месяцев назад

Зарегистрирован: 22.03.2008 - 22:15

Публикации: 54900

Пнд, 03/12/2012 - 20:55

#25

Не на сайте

Был на сайте: 1 год 3 месяцев назад

Зарегистрирован: 22.03.2008 - 22:15

Публикации: 54900

Пнд, 24/09/2018 - 13:15

#26

Не на сайте

Был на сайте: 1 год 5 месяцев назад

Зарегистрирован: 24.09.2018 - 13:12

Публикации: 1

Скиньте пожалуйста этот атлас. Буду премного благодарен. [email protected]

radiomed.ru

Значение магнитно-резонансной томографии молочных желез в диагностике рака молочной железы у женщин с генетической предрасположенностью и отягощенным семейным анамнезом Текст научной статьи по специальности «Клиническая медицина»

Значение магнитно-резонансной томографии молочных желез в диагностике рака молочной железы у женщин с генетической предрасположенностью и отягощенным

семейным анамнезом

М.С. Карпова, Ю.А. Будик, Г.П. Корженкова, Л.Н. Любченко, В.А. Соболевский

ФГБУ«РОНЦ им. Н.Н. Блохина» РАМН, Москва

Контакты: Марина Сергеевна Карпова [email protected]

Маммографический скрининг, рекомендованный женщинам старше 40лет, снижает смертность от рака молочной железы. Но маммография оказалась малоэффективной в группе молодых женщин с отягощенным семейным анамнезом (семейный рак) и носителей мутаций генов ВЯСА1 и БЯСА2. В связи с этим встал вопрос о введении в скрининговую программу женщин высокого риска дополнительных методов, которые бы позволили выявлять рак молочной железы в доклинической стадии.

Ключевые слова: рак молочной железы, магнитно-резонансная томография, маммография, ВЯСА1, ВЯСА2

Breast magnetic resonance imaging significance for breast cancer diagnostic in women with genetic predisposition

and a strong family history

M.S. Karpova, Yu.A. Budik, G.P. Korzhenkova, L.N. Lyubchenko, V.A. Sobolevskiy

N.N. Blokhin Russian Cancer Research Center, Russian Academy of Medical Sciences, Moscow

Screening of breast cancer with mammography recommended to women over 40 has been shown to decrease breast cancer mortality. But mammography has much lower accuracy in young women with BRCA1/2 mutations and women with a strongfamily history. Therefore new screening methods in young high-risk women are necessary to detect early-stage cancer.

Key words: breast cancer, magnetic resonance imaging, mammography, BRCA1, BRCA2

Введение

Ряд особенностей генетически обусловленного рака молочной железы (РМЖ) способствовал выделению пациенток с наличием терминальных мутаций генов BRCA1, BRCA2 и других (PTEN, TP53, CHEK2, FANC, NBC1) и отягощенным семейным анамнезом в особую группу высокого риска развития РМЖ и разработке эффективных профилактических и адекватных лечебных мер. Сегодня диагностика доклинических форм РМЖ невозможна без применения современных лучевых методов исследования. Широкое использование рентгеновской маммографии (МГ) в общей популяции действительно позволило значительно улучшить выяв-ляемость опухолей молочной железы (МЖ). Методически правильное применение маммографического исследования позволяет снизить смертность от РМЖ з в возрастной группе от 40 до 49 лет на 18 %, а у женщин старше 50 лет — более чем на 30 % [1—3]. Однако авто-^ ры сообщают о низкой эффективности МГ в группе в женщин высокого риска. Чувствительность МГ s у молодых женщин составила лишь 40—60 % и была я ниже в сравнении с результатами скрининга общей по-Е пуляции у женщин в возрасте 50—75 лет. Безвредность и простота применения ультразвукового исследования

(УЗИ) позволяют использовать его в качестве первого диагностического метода при заболеваниях МЖ у молодых, беременных и лактирующих женщин, при развитом фиброгландулярном комплексе и фиброзно-кистозной мастопатии. Но многочисленные исследования методов диагностики РМЖ у женщин высокого риска показали, что УЗИ имеет невысокие показатели чувствительности и специфичности: 43 % и 33—96 % соответственно [4, 5]. Преимуществом магнитно-резонансной томографии (МРТ) является возможность выявлять клинически и рентгенологически скрытые образования. В ряде исследований [4—11], в которых ежегодная МРТ сравнивалась с МГ у женщин высокого риска развития РМЖ, было установлено, что ее чувствительность почти вдвое превышает чувствительность МГ. С помощью МРТ удается выявить в 2,7 раза больше опухолей, чем с помощью МГ. Комбинация этих 2 методов увеличивает выявляемость на 20 % [3, 12—15]. МРТ МЖ улучшает выявление не только инвазивных злокачественных образований, но также и преинвазивных (внутрипротоковая карцинома in situ (DCIS — ductal carcinoma in situ)) и предраковых образований (атипическая протоковая гиперплазия)

у женщин группы высокого риска РМЖ. Это отвечает цели скрининговой программы диагностировать образования на стадии, позволяющей проводить эффективную терапию [4, 8, 9, 11, 16—21]. На основе данных этих исследований Society of Breast Imaging и American College of Radiology (2010), а также American Cancer Society (2007) разработали рекомендации обследования женщин высокого риска, согласно которым для скрининга РМЖ необходимы ежегодные МГ и МРТ с 30-летнего возраста (не ранее 25 лет). Но МРТ характеризуется низкой специфичностью по сравнению с МГ, более высоким уровнем ложноположительных результатов, требующих в дальнейшем МРТ-контроля и/или биопсии. МРТ приводит к двойной необходимости в дополнительных исследованиях, в 3 раза чаще необходимо проведение биопсий [6]. Сегодня в России алгоритм обследования женщин — носительниц терминальных мутаций генов BRCA1, BRCA2 и других (PTEN, P53, CHEK2, FANC, NBC1) четко не определен.

Целью настоящей работы является улучшение ранней диагностики РМЖ у женщин с наследственной предрасположенностью и отягощенным семейным анамнезом.

Материалы и методы

В РОНЦ им. Н.Н. Блохина проводится проспективное исследование пациенток с наличием герми-нальных мутаций генов BRCA1, BRCA2 и других (PTEN, P53, CHEK2, FANC, NBC1) и отягощенного анамнеза пременопаузального рака у 1 и более родственников первой или 2 и более родственников второй степени родства (семейный рак). В исследовании принимают участие пациентки с первичным РМЖ, пациентки, находящиеся под наблюдением маммолога-онколога после проведенного лечения, а также здоровые женщины группы риска развития РМЖ, наблюдающиеся у онкогенетиков РОНЦ им. Н.Н. Блохина. После клинического осмотра всем пациенткам проводили МГ и УЗИ (или только УЗИ при отсутствии патологии по данным клинического исследования и возрасте до 35 лет) с последующей МРТ с контрастированием. МГ проводили на маммографических аппаратах фирмы Siemens Mammomat 3000 с оцифровкой изображения с помощью CR-системы (Computed Radiography) фирмы Carestream Health и полноформатных цифровых маммографических системах фирмы Siemens Mammomat Inspiration. Выполняли снимки в прямой (краниокаудальной), косой (медиолатеральной), атипичных проекциях, прицельные снимки, снимки с увеличением. УЗИ проводили на аппарате Siemens Acuson S2000 с мультичастотными датчиками с частотами 9,0 и 18,0 МГц с использованием В-режима, режима цветового допплеровского картирования, режима эластографии. МРТ МЖ проводили на аппарате Magneton Espree (1,5 Тл) с использованием серий стан-

дартных протоколов. На основе совокупности рентгенологических, сонографических и томографических признаков выявленные образования были проанализированы и отнесены к одной из 5 групп согласно современной классификации BI-RADS (Breast Imaging Reporting and Data System). Всем пациенткам выполняли гистологическое исследование выявленных образований. Данные МГ, УЗИ и МРТ сравнивали с морфологической картиной как «золотым стандартом».

Результаты и обсуждение

Получены предварительные данные. Обследовано 80 женщин группы высокого риска развития РМЖ (табл. 1) в возрасте от 21 до 56 лет. Средний возраст пациенток составил 39 лет. Всего нами выявлено 5 (6 %) фиброаденом, 25 (31 %) случаев РМЖ, из которых 2 (8 %) — DCIS, 9 (36 %) — инфильтративно-дольковый, 14 (56 %) — инфильтративно-протоковый рак. При клиническом обследовании 10 из 25 случаев РМЖ выявлены не были.

При МГ выявлено 14 (56 %) из 25 РМЖ. Основной причиной ложноотрицательных результатов явилась высокая рентгенологическая плотность МЖ у 73 % пациенток, что объясняется преобладанием в этой группе молодых женщин до 40 лет (74 %). Все 11 невыявленных РМЖ при МГ были диагностированы при МРТ.

При УЗИ выявлено 19 (76 %) из 25 РМЖ. Ложно-отрицательные результаты (табл. 2) УЗИ были в 2 (8 %) случаях при DCIS и в 5 (20 %) случаях при малых размерах выявленных образований, их глубокой локализации и большом объеме МЖ.

Ложноположительные результаты при УЗИ встретились в 3 случаях при высоковаскуляризированных фиброаденомах и в 1 случае при железистой дольке.

МРТ обнаружила 24 (96 %) из 25 РМЖ. DCIS были диагностированы в обоих случаях. Кроме того, в 4 (16 %) случаях МРТ выявила РМЖ у женщин без клинических симптомов при отрицательных результатах МГ и/или УЗИ (у 2 из этих пациенток МГ не проводилась из-за наличия импланта, что повышает роль МРТ у женщин с эндопротезированием). Данные образования имели маленькие размеры (0,4—1,0 см). Так, нами была обследована пациентка 55 лет. В анамнезе

Таблица 1. Распределение пациенток по наследственным факторам риска РМЖ

Наследственные факторы риска РМЖ Число пациенток

Мутация гена BRCA1 39

Мутация гена BRCA2 7

Мутация генов BRCA1 и BRCA2 2

Мутация гена ТР53 3

Семейный рак 29

Всего 80

Таблица 2. Ложноположительные и ложноотрицательные результаты

Диагноз МГ, n = 63 (79 %) УЗИ, n = 80 (100 %) МРТ, n = 80 (100 %)

Истинно положительный 14 19 24

Истинно отрицательный 52 50 53

Ложноположительный 3 4 2

Ложноотрицательный 11 7 1

рак правой МЖ TisNOMO, радикальная мастэктомия. Через 5лет выполнено молекулярно-генетическое исследование с целью выявления структурных и функциональных изменений генов, вовлеченных в наследственный канцерогенез. При исследовании ДНК, выделенной из лимфоцитов периферической крови, выявлена герминаль-ная мутация 5382insC в 1755 кодоне 20-го экзона гена BRCA1 в гетерозиготном положении. Заключение: наследственный BRCAl-ассоциированный РМЖ. При клиническом обследовании патологии не выявлено. При МГ и УЗИ левой МЖ на фоне равномерного распределения железистого, жирового и фиброзного компонентов ткани признаков узлового образования не выявлено (рис. 1). Однако при МРТ с контрастированием (гадовист 7,5мл) на границе нижних квадрантов левой МЖ на постконтрастных изображениях выявлено образование высокой интенсивности сигнала, с ровным контуром, гомогенным усилением сигнала, размером 0,4 х 0,3 см. При проведении динамического исследования было характерно быстрое контрастирование в начальной фазе с последующим падением кривой (III тип динамической кривой изменения интенсивности сигнала). Диагноз:рак левой МЖ, BI-RADS 5 (рис. 2). При ретроспективных маммографическом и сонографическом исследованиях в этой области никаких изменений обнаружено не было. При гистологическом исследовании выявлен инфильтративно-прото-ковый рак II степени злокачественности размером

0,4 х 0,4 см. Данный пример демонстрирует возможность с помощью дополнительного проведения МРТ выявить опухоль на ранней стадии при отрицательных результатах стандартного обследования.

Ложноотрицательный результат при МРТ в 1 случае был связан с отсутствием явных патологических изменений на фоне диффузного усиления сигнала по ткани всей железы (опухоль при МГ проявлялась в виде микрокальцинатов на площади 1 х 1,1 см). Причиной ложноположительных результатов МРТ в нашем исследовании были нетипичные кривые накопления (быстрое увеличение интенсивности накопления и значительное вымывание препарата) в 2 случаях фиброаденом, отнесенных к категории BI-RADS 4. Динамическая МРТ выявила мультицентрический рост РМЖ в 4 случаях, что совпало с данными гистологического исследования. При МГ и УЗИ мультицентри-ческий рост был установлен в 3 и 2 случаях соответственно. Таким образом, чувствительность МГ, УЗИ и МРТ составила 60, 73 и 96 % соответственно, специфичность — 94, 92 и 96 % соответственно. МРТ позволила не только обнаружить большее число случаев РМЖ (в том числе и внутрипротокового) по сравнению с МГ и УЗИ, но и диагностировать РМЖ при клинически и рентгенологически скрытых образованиях.

Необходимость тщательного обследования пациенток с генетически обусловленным РМЖ перед началом лечения основного заболевания подтверждена в исследовании, которое проводилось в РОНЦ им. Н.Н. Блохина с 2010 по 2013 г. Тридцати женщинам с мутациями генов BRCA1, BRCA2 и TP53 выполнены

Рис. 1. При МГ и УЗИ признаков узлового образования в ткани левой МЖ не выявлено. В1-БАВЗ1

Рис. 2. На серии МРТ-изображений в ткани левой МЖ обнаруживается образование высокой интенсивности сигнала, гомогенной структуры, с четким контуром, размером 4 х 3 см. Динамическое исследование: быстрое начальное контрастирование с последующим падением кривой (III тип кривой)

J.r. ft • ^ ьк

•Ж •>'.

L .. . ""Ns». ' А \

• г V" V '^S

^ ■' 7

5 cm ' ' i 5 cm

И - ■■--y-Vfcrtji*

Hiss '' 7 Ш. jwr - - few It£Mu •' Я| l\

w —

5 cm ___ 5 cir,

Рис. 3. В нижне-внутреннем квадранте левой МЖ определяется узловое образование неправильной формы, без четких контуров, диаметром около 0,9 см, с микрокальцинатами на его фоне (Ы-ЯЛБЗ 5). В ткани правой МЖ узловые образования не определяются (Ы-ЙЛОЗ1)

профилактические контралатеральные мастэктомии с реконструкцией, из них 21 — одномоментно с радикальной мастэктомией по поводу рака. На этапе обследования всем пациенткам выполняли МГ и УЗИ МЖ, МРТ проведена лишь 5 (16,7 %) женщинам. При этом по результатам инструментальных исследований ни в одном случае признаков наличия злокачественной опухоли в контралатеральной МЖ обнаружено не было. Однако при гистологическом исследовании ткани профилактически удаленных МЖ обнаружены атипическая протоковая гиперплазия (1 случай) и радиальный рубец (2 случая), которые считаются изменениями ткани железы с высоким риском развития рака [22—24], также в 3 (10 %) случаях выявлен РМЖ. Обнаруженные опухоли представляли собой DCIS со стромальной микроинвазией до 0,1 см II степени злокачественности, инфильтративный тубулярный рак размером 0,5 см I степени злокачественности в другом случае и инфиль-тративный протоковый рак диаметром 1 см II степени злокачественности в третьем случае. Все 3 наблюдения явились синхронным поражением МЖ. МРТ на этапе обследования этим пациенткам не выполняли. При ретроспективной оценке маммограмм данных больных подозрительных очагов в ткани контралатеральной МЖ отмечено не было. В качестве примера приведем одно из наблюдений.

Пациентка П., 50 лет, поступила в РОНЦ им. Н.Н. Блохина по поводу рака левой МЖ T1N0M01 степени злокачественности. Семейный анамнез отягощен РМЖ (у матери в возрасте 50 лет, у бабушки по линии матери — в возрасте 42 лет). При молекулярно-генетическом исследовании выявлена мутация гена BRCA2 N372H. По данным МГ (рис. 3) и УЗИ МЖ: на фоне фиброзно-жировой инволюции в нижне-внутреннем квадранте левой МЖ узловое образование без четких контуров, диаметром около 0,9 см, с микрокальцината-ми на его фоне, кпереди от него группа немногочисленных микрокальцинатов, ближе к границе нижних квадрантов левой МЖ группа плеоморфных микрокальцинатов на

площади около 1,8 х 1,0 см; в верхне-наружном квадранте правой МЖ образование, сопоставимое по плотности с тканью железы, с крупными кальцинатами, около

1.1 х 0,9 см, по данным УЗИ — фиброаденома.

Пациентке выполнена радикальная подкожная ма-

стэктомия слева с сохранением грудных мышц, профилактическая подкожная мастэктомия справа с реконструкцией имплантами. При гистологическом исследовании в левой МЖ выявлен инфильтративный тубулярный рак II степени злокачественности диа-мет-ром 0,8 см, в правой МЖ — узловое образование

1.2 х 0,9 х 0,5 см с четкими границами — картина узловой формы фиброзно-кистозной болезни, также обнаружено узловое образование диаметром 0,5 см — инфильтративный тубулярный рак I степени злокачественности. Таким образом, диагностировано синхронное поражение МЖ.

Заключение

С каждым годом увеличивающийся объем знаний о проявлениях генетически обусловленного РМЖ меняет стандартные подходы к наблюдению за пациентками группы высокого риска РМЖ, ассоциированного с мутациями генов BRCA1, BRCA2 и др. Высокий риск развития синхронного и ме-тахронного РМЖ, опухолей с мультицентрическим ростом в данной группе пациенток [21, 25—27] требует более тщательного обследования. В связи с низкой эффективностью стандартных методов обследования (МГ и УЗИ) возникла необходимость включения дополнительного метода, позволяющего объективно характеризовать изменения в ткани МЖ. а Неионизирующий метод МРТ показал высокую чувствительность в выявлении раннего РМЖ независи- ^ мо от возраста пациенток. Наше исследование, как в и многие другие [3—9], подтверждает целесообраз- s ность использования комплексного подхода в диаг- я ностике наследственного РМЖ с применением МРТ g наряду с МГ и УЗИ.

1. Hamilton L.J., Evans A.J., Wilson A.R. et al. Breast imaging findings in women with BRCA1- and BRCA2-associated breast carcinoma. Clin Radiol 2004;59(10):895-902.

2. Kaas R., Kroger R., Hendriks J.H. et al. The significance of circumscribed malignant mammographic masses in the surveillance of BRCA 1/2 gene mutation carriers. Eur Radiol 2004;14(9):1647—53.

3. Veltman J., Mann R., Kok T. et al. Breast tumor characteristics of BRCA1 and BRCA2 gene mutation carriers on MRI. Eur Radiol 2008;18(5):931—8.

4. Kuhl C.K., Schrading S., Leutner C.C. et al. Mammography, breast ultrasound, and magnetic resonance imaging for surveillance of women at high familial risk for breast cancer. J Clin Oncol 2005;23(33):8469-76.

5. Warner E., Plewes D.B., Hill K.A. et al. Surveillance of BRCA1 and BRCA2 mutation carriers with magnetic resonance imaging, ultrasound, mammography, and clinical breast examination. JAMA. 2004;292(11):1317-25.

6. Kriege M., Brekelmans C.T., Boetes C. et al. Magnetic Resonance Imaging Screening Study Group. Efficacy of breast cancer screening with MRI and mammography in women with a familial or genetic predisposition. N Eng J Med 2004;351(5):427-37.

7. Lehman C.D., Blume J.D., Weatherall P. et al. International Breast MRI Consortium Working Group. Screening women at high risk for breast cancer with mammography and magnetic resonance imaging. Cancer 2005;103(9):1898-905.

8. Lehman C.D., Isaacs C., Schnall M.D. Cancer yield of mammography, MR, and US in high-risk women: prospective multi-institution breast cancer screening study. Radiology 2007;244(2):381-8.

9. Leach M.O., Boggis C.R., Dixon A.K. et al. MARIBS study group. Screening with mag-

ЛИТЕРАТУРА

netic resonance imaging and mammography of a UK population at high familial risk of breast cancer: a prospective multicentre cohort study (MARIBS). Lancet 2005;365(9473):1769-78.

10. Hagen A.I., Kvistad K.A., Maehle L. et al. Sensitivity of MRI versus conventional screening in the diagnosis of BRCAassociated breast cancer in a national prospective series. Breast 2007;16(4):367-74.

11. Riedl C.C., Ponhold L., Flory D. et al. Magnetic resonance imaging of the breast improves detection of invasive cancer, preinvasive cancer, and premalignant lesions during surveillance of women at high risk for breast cancer. Clin Cancer Res 2007;15(13):6144-52.

12. Granader E.J., Dwamena B., Carlos R.C. MRI and mammography surveillance of women at increased risk for breast cancer recommendations using an evidence-based approach. Acad Radiol 2008;15(12):1590-5.

13. Samphao S., Wheeler A.J., Rafferty E. et al. Diagnosis of breast cancer in women age 40 and younger: delays in diagnosis result from underuse of genetic testing and breast imaging. Am J Surg 2009;198(4):538-43.

14. Sardanelli F., Podo F. Breast MR imaging in women at high-risk of breast cancer. Is something changing in early breast cancer detection? Eur Radiol 2007;17(4):873-87.

15. Warner E., Messersmith H., Causer P. et al. Systematic review: Using magnetic resonance imaging to screen women at high risk for breast cancer. Ann Intern Med 2008;148(9):671-9.

16. Morakkabati-Spitz N., Leutner C., Schild H. et al. Diagnostic usefulness of segmental and linear enhancement in dynamic breast MRI. Eur Radiol 2005;15(9):2010-7.

17. Morris EA., Liberman L., Ballon D.J. et al. MRI of occult breast carcinoma in a high-risk population. AJR Am J Roentgenol 2003;181(3):619-26.

18. Kuhl C.K., Schrading S., Bieling H.B. et al. MRI for diagnosis of pure ductal carcinoma in situ: A prospective observational study. Lancet 2007;370(9586):485-92.

19. Lehman C.D., Gatsonis C., Kuhl C.K. et al. ACRIN Trial 6667 Investigators Group. MRI evaluation of the contralateral breast in women with recently diagnosed breast cancer. N Engl J Med. 2007;356(13):1295-303.

20. Menell J.H., Morris E.A., Dershaw D.D. et al. Determination of the presence and extent of pure ductal carcinoma in situ by mammog-raphy and magnetic resonance imaging. Breast J 2005;11(6):382-90.

21. Warner E., Hill K., Causer P. et al. Prospective study of breast cancer incidence in women with a BRCA1 or BRCA2 mutation under surveillance with and without magnetic resonance imaging. J Clin Oncol 2011;29(13):1664-9.

22. Page D.L., Dupont W.D., Rogers L.W., Rados M.S. Atypical hyperplastic lesions of the female breast. A long-term follow-up study. Cancer 1985;55(11):2698-708.

23. Page D.L., Anderson T.J. Diagnostic histo-pathology of the breast. Churchill Livingstone, 1987.

24. Opric D., Fajdic J., Hrgovic Z. et al. Radial scar of the breast — a confusing lesion. Adv Med Sci 2007;52:257-61.

25. Seynaeve C., Vferhoog L.C., van de Bosch L.M. et al. Ipsilateral breast tumour recurrence in hereditary breast cancer following breast-conserving therapy. Eur J Cancer 2004;40(8):1150-8.

26. Metcalfe K., Lynch H.T., Ghadirian P. et al. Contralateral breast cancer in BRCA1 and BRCA2 mutation carriers. J Clin Oncol 2004;22(12):2328-35.

27. Haffty B.G., Harrold E., Khan A.J. et al. Outcome of conservatively managed early-onset breast cancer by BRCA1/2 status. Lancet 2002;359(9316):1471-7.

cyberleninka.ru


Смотрите также

© Copyright Tomo-tomo.ru
Карта сайта, XML.

Приём ведут профессора, доценты и ассистенты

кафедры лучевой диагностики и новых медицинских технологий

Института повышения квалификации ФМБА России